НА ГЛАВНУЮ

Помним, чтим, гордимся!

4 мая 2021

Теперь здесь тихо, а была война.

Летели пули, падали снаряды,

Сцепились насмерть, были времена,

Немецкие и русские отряды…

 

И шли бои, и смерть, ускорив шаг,

Косила и калечила народы,

Мы помним их, в них русская душа,

И сила воли, и огонь свободы…

 

Теперь здесь тихо… Мир совсем иной,

Цикорий дышит широтой земною,

А лес грустит опять с тобой и мной

О душах, искалеченных войною…

Наталья Унучкевич

 

Скоро мы будем отмечать самый народный и самой светлой памяти праздник нашей страны – праздник Победы. В 2012 году, в первый год работы отдела экологического просвещения заповедника «Утриш» нам посчастливилось познакомиться с очевидцем событий Великой Отечественной войны Арташесом Погосьяном. Встреча состоялась в рамках акции «Мой Утриш», целью которой являлся сбор уникальных материалов для сохранения памяти о заповедной территории. Всех, кому дорога история Утриша мы попросили поделиться фотоматериалами и рассказами. Чтобы как можно больше людей узнали прошлое, тем самым увеличив шанс сохранить настоящее!

Арташес Авакимович всю свою жизнь посвятил работе в сфере сельского хозяйства и достиг на этом поприще значительных результатов. Возглавляемое им более 40 лет объединение «Анапасельхозтехника» на протяжении десятилетий признавалось одним из лучших предприятий Кубани. При непосредственном участии Арташеса Авакимовича в Анапе были построены пансионаты «Колос» и «Кавказ», реконструирован пансионат «Джемете», появились новые детские сады, Дома культуры, квартиры для анапчан. Его заслуги отмечены орденами и медалями, высоким званием «Почетный гражданин города-курорта Анапа».

Арташес Авакимович подарил заповеднику два рукописных рассказа, один из которых возвращает нас к событиям военных лет. Его и предлагаем Вашему вниманию:

«Пограничная застава «Большой Утриш»

Начало истории, о которой я хочу рассказать, относится к 1941-1942 г.г. Наша семья (за исключением моего старшего брата, который был на фронте) проживала в селе Сукко Анапского района.

Если в начале войны мы ее по-настоящему не чувствовали, то в конце 1941-начале 1942 года близость войны становилась ощутимее: чаще стали появляться вражеские самолеты, над селом то и дело завязывались воздушные бои. Хорошо помню, когда в селе была расквартирована полнокровная дивизия, которая позже была брошена на оборону Крыма.

В селе Сукко и на Большой Утрише регулярную службу несли пограничники. С начальником заставы Сукко мне по долгу службы приходилось встречаться ежедневно вечером: я отгонял на заставу пару колхозных лошадей, а утром отгонял их в колхоз. Очень хорошо мы были знакомы и с начальником заставы «Большой Утриш» – мы с ним встречались и на Большом Утрише, да и частенько он заходил к нам домой. Я хорошо помню его плотную, крепкую фигуру, морскую «вразвалочку» походку. Все пограничники Большого Утриша были одеты в морскую форму и, естественно, головным убором была бескозырка. Воинское звание командира заставы Большой Утриш – старшина. И еще в памяти осталось, что родом он был из Туапсинского района. Всего пограничников было 12-15 человек, и они контролировали морскую полосу от Большого до Малого Утриша.

Многие не помнят, но я особо хочу остановиться на одном моменте: в те годы конечный островок Большого Утриша действительно был островком – от основной части полуострова он был отделен перешейком шириной 15-20 метров. Я об этом пишу потому, что это будет иметь прямую связь с продолжением этой истории, которая имеет начало в 1942 году. После оккупации Анапского района, после освобождения района от фашистов все считали, что пограничники Утриша погибли, приняв бой на маленьком островке. К счастью, это оказалось ошибкой. Что же произошло на самом деле?

Встреча через 14 лет

Победоносно завершилась война: страна постепенно восстанавливала промышленность и сельское хозяйство. Жизнь понемногу изменялась в лучшую сторону. Несмотря на пережитые военные годы, голод, разруху, мне посчастливилось в 1946 году окончить 10 классов, а в 1951 – институт. Моим постоянным местом работы практически на всю жизнь (до ухода на пенсию в 2004 году) стала Анапская машинно-тракторная станция, после реорганизации ОАО «Анапасельхозтехника».

В 1955 году, работая директором Анапской МТС я был приглашен на партийно-хозяйственный актив Крайком КПСС  в город Краснодар. Среди приглашенных были первые секретари РК КПСС, председатели райисполкомов, директора МТС, председатели колхозов, директора совхозов и другие работники сельскохозяйственной отрасли.

Приглашенных было более тысячи человек. Поскольку это была не первая такая встреча, многие из нас знали друг друга. Тема актива была наша – сельскохозяйственная, а именно: как быстрее восстановить на полную мощность сельское хозяйство Кубани и прежде всего, как увеличить производство зерна на Кубани.

После основного доклада, с которым выступил первый секретарь Крайкома КПСС В.М.Суслов был объявлен большой перерыв. Мы стали прогуливаться по фойе здания Крайкома КПСС и я обратил внимание на коренастого крепкого мужчину в возрасте 35-40 лет. Проходя мимо, он постоянно смотрел на меня, и у меня было такое впечатление, что он что-то вспоминает. Меня это, естественно, очень заинтересовало, и я тоже стал к нему внимательно присматриваться: что-то знакомое было в его фигуре, чертах лица. Чуть позже получилось так, что мы одновременно подошли друг к другу, и он первый задал мне вопрос: «Я не ошибся? Ты случайно не из Анапского района?». Я ответил – «Да, я из села Сукко Анапского района». И он напрямую спросил: «Ты меня не помнишь?». Я в ответ говорю ему: «Очень знакомое лицо, уверен, что мы встречались и не один раз».

И тут он мне задал вопрос: «А ты помнишь начальника погранзаставы Большого Утриша, старшину?...»  Прошло много лет и сейчас трудно вспомнить наши сумбурные «а помнишь, а помнишь». Когда немного успокоились, я ему задал главный вопрос: «А как же слухи о том, что все пограничники Утриша погибли, приняв бой на маленьком островке?»

И вот, что мне рассказал бывший начальник погранзаставы, морской старшина. Я его рассказ передаю без каких-либо поправок и изменений.

«Ближе к вечеру начальник погранзаставы Сукко, который уже покинул заставу, сообщил мне, что немцы захватили село Сукко, и часть из них двинулась в сторону Большого Утриш. Это случилось ближе к вечеру, но было еще светло.

На Большом Утрише, кроме пограничников, других солдат не было. Я получил сообщение о продвижении немцев и отдал приказ занять круговую оборону. В это время со мной связался начальник погранотряда, который располагался в Новороссийске. Его приказ был категоричен: продержаться до рассвета, так как к рассвету подойдет катер для нашей эвакуации.

Но как продержаться ночь? Немцы медленно, лениво постреливая, приближались к полуострову. Мы тоже особой активности не проявляли, ждали, когда стемнеет. Когда стемнело, немцы наступление остановили, а мы через перешеек стали перебираться на маленький островок. В общей сложности на это ушло около часа: мы все переплыли перешеек и на островке заняли круговую оборону. Немцы преследование прекратили, видимо, рассчитывая уничтожить нас на рассвете.

Мне удалось еще раз связаться с командиром отряда. Приказ снова был категоричен: продержаться любыми путями до рассвета, катер уже вышел в море. Что нам оставалось делать? Мы знали, что бой с многочисленными фашистами нам не выдержать, но сдаваться мы не собирались!

И тут произошел случай, о котором я не могу забыть и по сей день, хотя уже прошло 14 лет.

Один из матросов поднялся во весь рост и с криком «братцы я не могу, вы, как хотите, а я пошел сдаваться!». Я приказал ему немедленно лечь, но он быстро прыгнул в воду и поплыл на Большой Утриш в сторону немцев. Что нам оставалось делать? Автоматная очередь догнала беглеца. Этот случай мучительно переживали все мои пограничники.

О том, как мы провели эту ночь на маленьком островке, в 300-400 метрах от фашистов, просто так рассказать трудно. Но дальше все случилось, как мы хотели, как нам было обещано. Еще не начало рассветать, как мы услышали шум приближающегося катера. Естественно были сомнения: а вдруг немцы? что тогда делать? Но к огромной радости был подан условный сигнал, катер приблизился к островку, мы быстро взобрались на катер. Немцы видно поняли, что что-то происходит и открыли беспорядочный огонь. Катер, набирая ход, быстро пошел в сторону г. Новороссийск.

После этого было еще три года войны: пришлось освобождать Крым, Севастополь. После окончания войны, еще три года служил на Черноморском флоте, демобилизовался. Потом напряженная работа, учеба. А сейчас, как видите, председатель колхоза в селе, где родился и вырос».

Вот короткий рассказ о прошедших событиях.

P.S.: Судя по орденской колодке, мой знакомый из прошлых военных лет воевал достойно.

К сожалению, память не сохранила имя этого славного человека».

 


Опросы

После пожара лес может восстановиться через: